Модельный ряд инновационной деятельности

Ведущей тенденцией функционирования мировой экономики является реализация инновационной стратегии развития регионов, государств и надгосударственных формирований с усиливающейся ролью социального фактора [1—4]. Особенность Беларуси как суверенной страны постсоюзного пространства состоит в сочетании мощного научно-технического потенциала с развитой инфраструктурой научного обеспечения и сопровождения отраслей промышленности через систему академических и вузовских учреждений, квалифицированного персонала в сфере производства и управления и базы, оснащенной высокотехнологическим оборудованием. Такой конгломерат обусловил поступательный рост показателя ВВП в последнее десятилетие и формирование основных компонентов стратегии устойчивого развития [6, 7]. Вместе с тем государственный интеллектуальный ресурс в ряде случаев не находит эффективного применения. Наметилась тенденция снижения его потенциала, что оказывает неблагоприятное воздействие на экономику, социально-культурную и политическую сферы [7, 8].
В данной статье разработаны модельные представления методологии формирования специализированной инфраструктуры интеллектуального обеспечения инновационной деятельности промышленного производства. В качестве основного объекта исследованы предприятия с явно выраженным акцентом инновационного развития в реально существующей структуре органов управления и инновационного обеспечения Гродненского региона. Этот выбор, на наш взгляд, закономерен, так как практика хозяйственной деятельности свидетельствует о небольшой результативности прямого применения различных, преимущественно «западных», моделей инфраструктурного обеспечения инновационного функционирования к условиям Беларуси без учета специфических особенностей региональной структуры и необходимости разработки собственных моделей, адаптированных к системе формирующегося рынка.
Анализ различных аспектов инновационного развития промышленных субъектов хозяйствования позволил выделить интеллектуальный компонент в качестве составляющей производственного процесса, обеспечивающей конкурентоспособный уровень качества инновационного продукта. При этом она не только определяет содержание компонентов, непосредственно влияющих на выпуск и реализацию продукции, — материального, конструктивного, технологического, экономического, нормативного и управленческого, — но и воздействует на опосредованные компоненты, обеспечивающие прогрессивное функционирование производителя в рамках стратегии устойчивого развития — разработку и охрану ноу-хау, защиту приоритета объектов интеллектуальной собственности, формирование и развитие образовательного потенциала, неформальных творческих подразделений и т.п. Творческое начало интеллектуального компонента, входящего в состав производственного процесса, обусловливает формирование на инновационном предприятии корпоративной культуры, способствующей развитию восприимчивости персонала и окружения к новшествам. В этом аспекте эффективно работающие инновационные компании являются одним из генераторов ноосферного мышления социума, так как прямо или косвенно содействуют приоритетному совершенствованию личности человека и его разума по сравнению с вещным накопительством [4].
Основными участниками жизненного цикла инновационной продукции являются структурные подразделения, генерирующие и потребляющие интеллектуальный ресурс в виде материальных и нематериальных активов. В системе союзного государства существовала модель интеллектуального обеспечения инновационной деятельности промышленного производства с преобладанием линейных функциональных связей (рис. 1).
Обратные связи между отдельными этапами в этой модели носили несистематический характер, что обусловливало образование технологического разрыва между стадиями фундаментальных исследований и их практических приложений. Подобная модель интеллектуального обеспечения была особенно эффективна в структуре предприятий и учреждений оборонного комплекса при наличии достаточного централизованного финансирования.
В других отраслях промышленного производства более результативной была кластерная модель, согласно которой между отдельными участками инновационного процесса складывались формальные и опосредованные связи, обеспечивающие замкнутость процесса «исследование — разработка инновации — промышленное применение». В системе «высшее учебное заведение (вуз) — Академия наук (АН) — промышленное производство (ПП)» был задействован единый интеллектуальный ресурс, составляющие которого разрабатывались каждым участником при общей координации в рамках совместных научно-исследовательских проектов различного уровня. Характерной особенностью данной системы являлась диффузия кадров, участвующих в проекте, и устоявшаяся структура их подготовки, в том числе специалистов высшей квалификации через аспирантуру и докторантуру.
Развитие кластерной модели привело к формированию у каждого участника собственной инфраструктуры интеллектуального обеспечения инновационной деятельности с преобладанием специфических компонентов: исследовательских, образовательных, конструкторско-технологических. Эффективной практикой инновационного развития хозяйственного комплекса стало создание специализированных структур в учреждениях Академии наук, вузах, на промышленных предприятиях типа опытных производств (ОП), экспериментально-конструкторских бюро (ЭКБ), проблемных и отраслевых лабораторий (ЛБ) и др. Благодаря этому подходу образовывались кластерные системы с двойным уровнем взаимодействия (рис. 2).
В отдельных случаях ведущие научные учреждения создавали высокопроизводительное опытно-промышленное производство инноваций, а предприятия — специализированные учебные подразделения с ориентированной профессиональной подготовкой.
Социально-политические и экономические реалии постсоюзного пространства вызвали к жизни необходимость разработки новых методологических подходов к инфраструктуре инновационной деятельности организаций.
Специфическим признаком республиканского промышленного комплекса является неравномерность его регионального развития и адекватного научного и кадрового обеспечения. Преобладающее число ученых и вузов расположено в столице, поэтому необходимо формировать сеть специализированных инновационных структур с оптимальным учетом многоаспектных региональных факто-ров [7]. В ряде случаев это приводит к неэффективному использованию материальных, интеллектуальных и управленческих ресурсов.
Практический опыт реализации кластерного подхода к обеспечению инновационной деятельности [11] свидетельствует об особой роли базовых организаций (учреждений, предприятий, являющихся центром (зародышем) кластера). Несомненна высокая эффективность инновационных подразделений, созданных на базе Белорусского национального технического университета, Белорусского государственного университета, Национальной академии наук [12]. Вместе с тем линейное перенесение подобных организационных структур на регионы оказалось недостаточно эффективным подходом в силу сложившегося неблагоприятного сочетания кадрового, управленческого и ресурсного потенциала [13].
На наш взгляд, в специфических условиях работы промышленности Беларуси результативной может быть признана модель формирования инфраструктуры инновационного обеспечения, основанная на многоаспектном взаимодействии компонентов кластера с образованием интеграционных функциональных структур (рис. 3).
В системах «АН — вуз», «вуз — ПП» и «АН — ПП» они в виде учебно-производственных (УПК), научно-производственных (НПК) и научно-учебных комплексов (НУК) по¬зволяют сконцентрировать различные ресурсы в рамках совместных проектов, снизить затраты на содержание подразделений инфраструктуры инновационного обеспечения, гарантировать качество профессионального образования и перманентность повышения квалификации исполнителей.
Практический опыт создания интеграционных подразделений в неформальных кластерах типа совместных научно-исследовательских лабораторий «Уникард», «Унилак», «Унипол» свидетельствует о достаточно высокой эффективности инновационного развития промышленных предприятий региона [14, 15].
Увеличение степени интеграционного взаимодействия участников кластера позволяет сформировать модель второго уровня, в которой интеллектуальный ресурс объединен в рамках общего нормативно-правового, управленческого и материально-технологического пространства (рис. 4).
В данной модели интеллектуальный ресурс, определяющий инновационное содержание различных этапов жизненного цикла продукции, органично входит во все элементы системы «АН — вуз — ПП» и способен к перманентному росту и совершенствованию в соответствии со стратегией устойчивого развития научно-учебно-производственного комплекса (НУПК), производящего инновации с высоким рыночным потенциалом.
Образование такого комплекса формирует синергический эффект вследствие оптимального использования обобщенного ресурсного, кадрового, организационного, социального и другого обеспечения в рамках единой стратегии, включающей текущие и перспективные цели и задачи.
Важным преимуществом интеграционной модели является высокий уровень ее
устойчивости, обусловленный возможностью управляемого перетекания (диффузии) различных видов ресурсов в сектор с наиболее эффективным развитием, повышенная социальная защищенность всех участников научно-производственного цикла и оптимальные условия для зарождения корпоративной культуры с увеличенным содержанием гуманистических компонентов и инновационной восприимчивости. Одной из необходимых предпосылок создания интеграционных научно-учебно-производственных структур является разработка адекватной нормативно-правовой базы на субъектном, региональном и государственном уровнях.

Литература
1. Никитенко П.Г. Ноосферная экономика и социальная политика. Стратегия инновационного развития. — Мн., 2006.
2. Никитенко П.Г., Платонова Л.А. // Доклады НАН Беларуси, 2004. Т. 48, № 5. С. 1l2—115.
3. Никитенко П.Г. Императивы инновационного развития Беларуси: теория, методология, практика. — Мн., 2003.
4. Никитенко П.Г. // Доклады НАН Беларуси, 2004. Т. 48, №1. С. 114—119.
5. Степаненко Д.М. Инновационная политика Республики Беларусь. — Мн., 2005.
6. Междунар. научн.-практ. конф. по устойчивому развитию: Докл. на пленарном заседании. — Мн., 2004.
7. Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития: матер. VII Междунар. научн. конф. В 4 т. — Мн., 2006.
8. Лыч Г. Д. // Директор, 2006, №2 (80), №3 (81). С. 18—24, 32—35.
9. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. — М., 1993.
10. Бовин А.А., Чередникова Л.Е., Якимович В.А. Управление инновациями в организациях. — М., 2006.
11. Анищик В.М., Русецкий А.В., Толочко Н.К. Инновационная деятельность и научно-технологическое развитие / Под ред. Н.К. Толочко. — Мн., 2005.
12. Войтов И.В. Научно-техническая и инновационная политика в Республике Беларусь // «Научно-инновационная политика в регионах Беларуси» / Под ред. В.М. Анищика, B.C. Драгуна, A.M. Самусенко. — Мн., 2005.
13. Рабцевич В.В., Карпицкая М.Е., Ли Чон Ку. Проблемы и перспективы развития научно-технического потенциала Гродненского региона // Научно-инновационная политика в регионах Беларуси / Под ред. В.М. Анищика, B.C. Драгуна, A.M. Самусенко. — Мн., 2005. С. 60—63.
14. Авдейчик О.В., Кравченко В.И., Костюкович Г.А. Интеллектуальное обеспечение инновационной деятельности промышленных предприятий // Научно-инновационная политика в регионах Беларуси / Под ред. В.М. Анищика, B.C. Драгуна, A.M. Самусенко. — Мн., 2005. С. 76—78.
15. Кравченко В.И., Костюкович Г.А., Струк В.А. Карданные передачи: конструкции, материалы, применение. — Мн., 2006.