Период пражского гроша

Особенностью денежного обращения Великого княжества Литовского, в том числе и на территории современной Беларуси, являлось использование чужих чеканных монет, что заставляло искать все новые рынки для их приобретения. Антагонизм между ВКЛ и германскими государствами, в первую очередь духовно-рыцарскими орденами, вынудил «литовских» купцов на рубеже XIII — XIV вв. обратиться к новым источникам монетного и весового серебра во Франции, где с 1266 г. чеканили тур¬ский грош («гро турнуа») теоретическим весом в 4,22 г и достоинством в 12 турских денье (денариев), и Чехии — славянском государстве, ведущем борьбу с немецким засильем. Белорусские кладовые и единичные находки монет XIV — XV вв. показали, что предпочтение было отдано пражским грошам и их подражаниям, которые вскоре приобрели статус международных денег.
Время 1300/1305—1492 гг. в денежном обращении ВКЛ названо «периодом пражского гроша» — по наиболее распространенной монете. На два столетия, что длилась эта эпоха на территории современной Беларуси, приходится 103 монетные находки: кладов и единичных пражских грошей (в сумме более 12 тыс. экз.) — 62; древнелитовских монет — 28; золотых монет — 2 экземпляра в кладе и 1 единичная находка; также отыскано по одному готландскому денарию и краковскому квартнику и 9 раз попадались восточные монеты — татарские, среднеазиатские и делийские или патанские. Метрологических артефактов выявлено намного меньше — всего 3 гирьки-разновеса, которые относятся к первой половине XIV в. Белорусские находки пражских грошей распределились следующим образом: Брестская область — 7, Витебская — 15, Гомельская — 10, Гродненская — 7, Минская — 14, Могилевская — 9. Самые крупные клады были найдены в Бресте (1837 г., 1035 экз.), Витебске (1926 г., 792 экз.) и около деревни Полочаны Молодечненского района (около 6300 экз.). Особенность состоит в том, что до второй половины XV в. в них не было монет других типов. Инородные деньги начали появляться в монетных комплексах только при князе Александре Ягеллончике (1492—1506).
Одновременно с пражскими грошами до середины XV в. продолжали использоваться серебряные слитки литовского (до 1365—1373 гг.) и новгородского (до 1447 г.) типов и их фракции. В самом крупном кладе, найденном в деревне Слободка Логойского района (1902 г.), сокрытом в 70-х гг. XIV в., было 24 литовских и 7 новгородских слитков. В обращении находились также мелкие разменные монеты — готландские (южношведские) и ливонские.
Известный отечественный нумизмат Валентин Рябцевич считал, что поступление пражских грошей в ВКЛ, в том числе и на территорию современной Беларуси, началось несколько ранее 1337 г. По мнению литовского ученого Стасиса Янушониса, это произошло намного раньше. По его сведениям, имеются письменные источники, указывающие, что они были популярны уже в 1325 г. Российская исследовательница Надежда Соболева полагала, что на Руси пражские гроши появились до 1320 г., когда князь Андрей Волынский пожаловал краковским купцам привилей на торговлю ими. Мы считаем, что в нашем регионе они стали ходить уже в 1300—1305 гг. При археологических раскопках в Волковыске был найден грош Вацлава II (1278—1305). В 1889 г. в Смоленске обнаружили монетно-вещевой клад, в котором имелось 411 праж¬ских грошей Вацлава II, отчеканенных в 1300—1305 гг., и 3 серебряных слитка. Данный факт интересен тем, что этот город находится на одной линии экономических связей с Прибалтикой, Польшей и государствами Священной Римской империи, в том числе Чехией. На одной реке и торговой линии Смоленска с Чехией расположена Орша. Это указывает на то, что пражские монеты в ВКЛ поступали уже до 1305 г.
Они чеканились в Чехии на монетном дворе в Кутной Горе с 1300 г., когда чешский король Вацлав II начал проводить денежную реформу, по 1547 г. Грош сменил брактеаты и почти без перемен находился в обороте до середины XIV в., изменялись только вес, проба сплава и имя правителя. При запланированном теоретическом весе в 3,9 г монеты диаметром 25,5—28 мм реально весили 3,78 г и имели 930-ю пробу.
В отличие от южнорусских (украинских) земель, в ВКЛ не использовались обломки или обрезки пражских грошей. Изредка находимые их фрагменты — это, как правило, поврежденные или окислившиеся монеты. Такая практика объясняется, скорее всего, тем, что в обращении были также мелкие разменные монеты — любекские пфенниги-денарии («любские») и аналогичные им германские и скандинавские. Подтверждением этому служат готландский денарий 1340—1400 гг., найденный в Волковыске, и заушня и долгея, появившиеся к 1338—1341 гг. в полоцко-витебской денежной системе.
С середины XIV в. поступление пражских грошей в ВКЛ резко увеличилось, а во время правления Вацлава IV (1378—1419) в конце столетия наблюдается особенно массовый их наплыв: в некоторых регионах количество таких монет достигает 78% от общего числа находок. Именно в этот период началась наиболее ранняя чеканка литовских монет.
Одновременно с пражскими грошами до середины XV в. продолжали использоваться серебряные слитки разного типа: до 1365—1373 гг. — литовские (реальный вес 100—110 г), до 1447 г. — новгородские (170—200 г) и их фракции. В письменных источниках, относящихся к истории денежного обращения XIV в. на территории современной Беларуси, литовские слитки с вмятинами на спинке, реальным весом в 100—105 г имели два названия — «изрой» с 1298 г. и, по-видимому, «копа» с 1377 г. До настоящего времени этимология слова «копа» историками и нумизматами не исследовалась, как нет сведений и о месте, откуда она попала в ВКЛ. По нашему мнению, эта единица пришла из Чехии, где для чеканки первых пражских грошей теоретическим весом в 3,955 г использовались несколько весовых серебряных гривен, одной из которых был слиток «гривна-копа» (чешск. hrivna kopa) весом 237,3 г. Она появилась при чешском короле Яне Люксембургском между 1310 и 1316 гг. Из нее чеканили 60 пражских грошей теоретическим весом 3,955 г. С появлением в Центральной и Западной Европе новой весовой серебряной единицы — марки (= 2/3 фунта) — чешская гривна-копа получила другое название — «марка-копа».
Одновременно с гривной-копой в Чехии для чеканки пражских грошей использовалась более популярная и долговечная гривна горная (чешск. hrivna hornicka) весом около 189,84 г. По монетной реформе 1300—1325 гг. из нее должны были чеканить 48 монет теоретическим весом 3,955 г. Но, поскольку реальный вес пражского гроша в 1300—1305 гг. составлял 3,78 г, из нее чеканили 50,2 монеты (189,84 г : 3,78 г), что равнялось стоимости полоцко-витебского рубля в качестве счетной единицы (= 50 пражским грошам) и весового слитка (= 189 г). Скорее всего, это соотношение полоцко-витебской гривны и пражского гроша было одной из причин успешного внедрения в 1300—1310 гг. последнего в денежное обращение ВКЛ, что проявилось в летописных сведениях. После денежной реформы 1354—1356 гг. в Чехии из горной гривны стали чеканить 60 монет по 3,1 г, что в 1356—1374 гг. соответствовало номиналу в грошах и теоретическому весу полоцко-витебского рубля.
В Витебском княжестве с начала XIV в. продолжает функционировать полоцко-витебская денежно-весовая система. Период 1300/1305—1325/1327 гг. связан с проникновением в ВКЛ пражских грошей реальным весом в 3,78 г. Система имела следующий вид: изрой = 105 ногатам (по 1,8 г) = 108 г; рубль = 105 ногатам = 50 пражским грошам = 189 г.
Особенность денежной системы на этом этапе заключалась в метрологическом несоответствии изроя с пражским грошем. Витебское княжество вошло в сферу влияния ВКЛ после 1320 г., так как литовский князь Ольгерд женился на единственной дочери витебского князя. Очевидно, после этого витебская денежно-весовая система постепенно стала распространяться на Кревское княжество (удел Ольгерда) и Полотчину. Как и прежде, на основе витебско-друцкой ногаты соотносились новгородский (196,2 г) и местный рубли и литовская гривна (109 : 105 : 60 = 196,2 г : 189 г : 108 г). Следующий этап (1325/1327—1386/1392 гг.) начался с поступлением в ВКЛ грошей весом 3,6—3,61 г. Система распространилась и на Полотчину, ее расцвет приходится на 1338—1341 гг. Кроме рубля и пражского гроша использовались ногата, заушня и долгея. Изрой исчез из обращения к 1377 г.
Поскольку пражские гроши — довольно мелкая денежная единица, то для крупной торговли необходимы были более дорогие и компактные монеты, способные заменить серебряные слитки. Ими стали золотые, которые с середины 1252 г. чеканили в Южной и Центральной Европе. Наиболее популярными были угорские (венгерские флорины и дукаты) и тоскан¬ские флорины. Значительное поступление их в Северную Европу относится к рубежу XIII — XIV вв. Использовались они главным образом в масштабных сделках.
В Чехии, с которой ВКЛ имело широкие экономические и политические связи, золотой флорин начали чеканить только при короле Яне Люксембургском в 1325 г. В Венгрии они впервые появились в 1325—1326 гг. Венгерские форинты изготавливались из почти чистого золота. Они были популярны в Польше, Тевтонском и Ливонском орденах, Литве, а также на украинских и белорусских землях в XVI — XVII вв.
Упоминание о стоимости угорского в письменных источниках, относящихся к территории современной Беларуси, встречается довольно поздно. Так, в «Записи пожалований великого князя Казимира», датируемой 1483—1486 гг., говорится, что в Дрогичине он был равен 21 пражскому грошу.
В ВКЛ во второй четверти XIV в. могли поступать флорентийские и чешские флорины вместе с пражскими грошами Яна Люксембургского. Но поскольку денежное обращение по всей территории ВКЛ было относительно неразвито, не имелось общегосударственной денежной системы, то, скорее всего, золотые монеты использовались в основном как средство накопления сокровищ и по своему назначению применялись довольно редко.
К числу монет, выполнявших роль «мировых денег», относятся татарские серебряные дирхемы и медные пулы второй половины XIII — XV вв., чеканенные преимущественно в Поволжье, и индийские (делийские или патанские) золотые динары XIV — первой четверти XV в. Первые с контрамаркой «Колюмн» и золотые индийские динары — свидетельство массового прихода татар на белорусские земли в 1397—1398 гг.
Полоцко-витебская денежно-весовая система, распространявшаяся на юг до Минска, прекратила свое существование в 1386—1387 гг. Примерно в это время появились первые литовские монеты с «Личиной». В Беларуси известны только 3 клада с древними литовскими деньгами (деревни Нача Вороновского района, 1913 г., Кукли Вороновского района и Вензовщина Щучинского района, 1989 г.), а остальные — единичные находки.
Скорее всего, именно древнелитовские монеты II—III типов, чеканенные до середины XV в., по своим весовым данным (от 0,3 до 0,422 г) являлись пенязями и принимали активное участие в складывании общегосударственной денежной системы ВКЛ. А монеты I и V типов соответствовали половине пражского гроша Вацлава IV. В Слуцкой летописи сообщается, что в ВКЛ после 1392 г. при Витовте выплачивали довольно большие суммы пенязями.
Древнелитовские монеты, чеканенные в первой половине XV в., в белорусско-литовских письменных источниках не упоминаются. О них сообщается только в летописях Пскова и Новгорода, где в 1409—1410 гг. проходила очередная денежная реформа, по которой отказались от кунной денежной системы и перешли на литовские пенязи, немецкие и рижские артуги. Благодаря торговым контактам в Полоцко-Витебском Подвинье не только были в ходу новгородские платежные серебряные слитки (новгородские гривны и рубли), но даже иногда использовались и новгородские денежные системы.
В Пскове и Новгороде в 1409—1420 гг., в свою очередь, частично могли употреблять общегосударственную денежную систему Великого княжества Литовского. И только после 1420—1425 гг. денежные системы Новгорода и ВКЛ стали развиваться раздельно.
В формировании общегосударственной денежной системы ВКЛ 1405—1407 гг. участвовали не только полоцко-витебская и киевская системы, но и другие, которые не были типичными для местного населения и поэтому функционировали недолго. Обе упомянутые системы были упразднены великим князем литовским Витовтом Кейстутовичем (1392—1430). Когда перед ним встала задача централизации государственной власти и в 1392—1394 гг., он начал принимать присягу удельных литовских князей, в первую очередь своих двоюродных братьев Ольгердовичей — Андрея Полоцкого и Владимира Киевского.
В новой государственной денежной системе ВКЛ нуждалось и потому, что в Новгороде в это время (около 1399 г.) проводилась монетная (слитковая) реформа. Необходима была денежная система, отличная от зарубежных и по названию, — «литовская». И она, основанная на литовском рубле, появилась. Впервые эта денежная единица в качестве определенной государственной упоминается в Супрасльской, Никифоровской и Слуцкой летописях в 1398 г. («Лето 6906»).
Таким образом, в период пражского гроша XIV — XV вв. в ВКЛ сложилось развитое денежное обращение с десятичной системой, которое использовалось и в последующие века. На территории современной Беларуси в XIII — XIV вв. имелись условия для формирования своей региональной денежной системы (полоцко-витебская), которая наряду с киевской принимала активное участие в оформлении общегосударственной системы.