«Частица бога» в нас заключена подчас?

Эта мысль о собственной мысли, понимание своего собственного непонимания есть самое неотразимое доказательство моей причастности чему-то такому, что во сто крат больше меня, и, значит, доказательство моего бессмертия: во мне есть, помимо всего моего, еще некое нечто, очевидно, основное, неразложимое, — истинно частица Бога.
И.А. Бунин. Ночь
Осенью 1925 г. Иван Бунин создал прозаический «римейк» своего одноименного стихотворения начала века. Судя по приведенному в эпиграфе отрывку, вместо Эрато сентябрьское звездное небо на французском Лазурном берегу на сей раз с ним созерцал призрак Рене Декарта, внушавший, что мысль о собственной мысли есть единственно верное доказательство существования — «Cogito, ergo sum». Но Ивану Алексеевичу, как истинно русскому писателю, самым светлым местом в душе которого были «Темные аллеи», тесно было в европейских рамках декартовских антропологического и онтологического обоснований всесовершенного существа, и он нашел неотразимое доказательство — парафраз на исконно христианскую максиму Тертуллиана: «Credo quia absurdum est». «Понимание своего собственного непонимания» — вот истинное свидетельство наличия частицы Бога по Бунину.
Для нормального человека такой божий дар — кратчайший путь к депрессии, и поэтому, в соответствии с законами естественного отбора, им обладают немногие, да и то лишь время от времени. Но для человечества это необходимое, хотя и недостаточное условие развития. Поэтому опять-таки в результате естественного отбора сформировалась специальная область деятельности, для которой в целом понимание своего собственного непонимания — повседневная обыденность. Это — наука! И пока она несет этот девиз на своем щите, частица Бога с завидным постоянством являет себя то в виде красоты формул, то в «святой простоте» создания графена вопреки вето «Дау», а то и просто в виде гипотетической частицы — кванта поля Хиггса.

Пожалуйста, оформите подписку для того, чтобы получить доступ к данной статье